АРМЕНИЯ: ОТ КАРНАВАЛА ДО КАТАРСИСА

0

Афоризм Толстого о сходстве всех счастливых и несходстве несчастных семей вполне приложим и к государствам. А значит и к революциям. Армянские мятежи заметно отличаются от бунтов российских, сирийских или киргизских. Не берусь судить  о степени  его осмысленности, но он, несомненно, не беспощаден. На днях лидер нынешнего протестного движения Никол Пашинян впервые использовал подзабытое за последние годы определение ”бархатная революция”, характеризуя ситуацию в Армении. При этом он не снимает бинтовую повязку с ладони, расцарапанной о колючую проволоку полицейских заграждений. Поэтому ”бархатность” процесса весьма относительна и сильно зависит от степени сопротивления властей. На исходе первой недели очередного армянского восстания власть выглядит растерянной и слабой, между тем как протесты нарастают, с каждым днем становясь все более многочисленными. Одним из главных факторов сдерживания репрессий является Интернет: любая попытка полиции применить силу к демонстрантам снимается ими на сотни смартфонов и десятки телекамер в прямом эфире. Интернет воистину новая религия молодежи, обладающая главными признаками божественной власти – он вездесущ и всевидящ.  Всеведение же порождает неотвратимость наказания. События в Армении показываются в ежечасных новостных выпусках ”Евроньюза”, освещаются ведущие западными СМИ, им посвящены специальные заявления Европарламента и Госдепартамента США, предостерегающие официальный Ереван от злоупотребления силой в диалоге с оппозицией, действующей подчеркнуто ненасильственными методами. Впрочем, сейчас уже от диалога с властью отказывается сам Никол Пашинян, заявивший вчера, что ”с политическими трупами ему говорить не о чем”. Депутат парламента от малочисленной оппозиционной партии, Пашинян сегодня выступает как лидер восстания и диктует свою повестку. В ней перечислены требования отставки самоназначенного премьера Сержа Саргсяна вместе с его еще даже несформированным кабинетом, проведение досрочных парламентских выборов и избрание правительства народного согласия.

Эти требования сейчас поддерживаются нарастающим с каждым часом большинством населения. Три-четыре интернет-канала, круглосуточно транслирующие происходящее, выполняют роль не только информационную, но и организующую, в полном соответствие с революционной теорией известного мумифицированного персонажа нашей все еще общей истории. Поразительно и показательно зрелище школьников в классах, пенсионеров на лавочках, продавцов за стойками, полицейских в патрульных машинах, домохозяек на кухнях, завороженно следящих за происходящим на экранчиках телефонов, передающих он-лайн репортажи из постоянно передвигающигося эпицентра событий. Интернет убил в эти дни армянское радио и телевидение, неуклюже пытающиеся врать и по привычной инструкции отвлекать народ от действительности. Но если бы даже кому-то удалось спрятаться от жизни за фальшивыми картинками официальных каналов и заборами дворцов, то совершенно некуда в эти дни деться от того, что Блок называл ”музыкой революции”. Ереван сейчас днем и ночью гремит и содрогается от тысяч клаксонов и автомобильных сирен, от свистков и вувузел, которыми приветствуют друг друга проезжающие и проходящие граждане на площадях и улицах в знак солидарности и протеста.

Пять тысяч демонстрантов первых суток мятежа спустя неделю превратились в пятидесятитысячное шествие протеста, парализовавшее не только транспортное движение миллионного Еревана, но и политическую волю властей, уверовавших в свою несменяемость и безнаказанность за два десятилетия репрессий и фальсифицированных ”выборов”. Потребовалось новое поколение, родившееся после СССР и сразу повзрослевшее в дни 4-дневной апрельской войны 2016 года, не верящее никому и ничего не боящееся. Именно оно, это ”поколение независимости”, студенты и старшеклассники, вчерашние и завтрашние солдаты бросают сегодня в лицо вороватой власти страшное обвинение: ”Вы думали, мы достаточно взрослые, чтобы посылать нас умирать на войне, но слишком малы, чтобы самим решать как нам жить?” Никол Пашинян точно уловил нерв и гнев молодежи, возглавив не партию, не движение, а целое поколение, взбунтовавшееся против власти состарившихся рабов и  воров. Берусь предсказать, что спустя еще пару суток это число возрастет в геометрической прогрессии и достигнет полумиллиона, потому что 24 апреля Армения отмечает очередную годовщину Геноцида и события входят в режим исторического резонанса. Если власть попробует в эти два дня подавить восстание, то день памяти жертв турецкой резни превратится в гигантскую демонстрацию протеста против нынешних армянских ”младотурок”. Если же все останется в рамках пока еще бескровного противостояния, то акции неповиновения просто по инерции приобретут общенациональный размах. Любитель шахмат, Серж Саргсян попал в политический цугцванг, в котором каждый следующий ход ведет к поражению. Дело в том, что к 24 апреля в Ереван традиционно съезжаются виднейшие представители армянской диаспоры, что механически придает движению международный характер.  Присутствие в оппозиционном поле таких фигур как лидер американской рок-группы System of a Down Серж Танкян и кумир старшего поколения Шарль Азнавур усиливают не только этическое и эстетическое обоснование армянского сопротивления, но и его карнавальные элементы. Вообще, карнавальность армянской революции – отдельная тема, ограничусь здесь лишь несколькими штрихами к ее портрету. Вероятно, самым хлестким и характерным эпизодом этих дней стали не лозунги демонстрантов, а случайно услышанный диалог студенток на уличной баррикаде с полицией, когда на дурацкий вопрос пригнанных из провинции ”правоохранителей”: ”А ваши родители знают, чем вы тут занимаетесь?” одна юная бунтарка гордо ответила: ” Наши-то знают. А ваши?” Моральное превосходство молодежного протеста над косностью и архаичностью властей всерьез раскалывает и ослабляет не только политические ”скрепы” нынешнего режима, но и психологическую устойчивость ее охранителей, которые начинают стыдиться своей униформы и профессии под презрительными взглядами девушек и женщин – главной движущей силы общественного сопротивления. Колоритными деталями нового городского фольклора и революционного народного творчества стали водители автозаков, отказывающися везти арестованных бунтарей,  девушки за рулем, имитирующие неисправности или столкновения своих автомобилей посреди дороги, для того, чтобы перегородить движение, митингующие мужчины, передающие женам через телекамеры прямого эфира, когда они придут домой.

И все же ”deus ex machina” армянского революционного карнавала, фатумом и дамокловым мечом, как и в любой постсоветской стране остается никем пока прямо не озвученная, но оттого не менее реальная угроза российского вмешательства. Пока что ее нейтрализует беспрецедентная внешнеполитическая загруженность России – от Украины до Британии и от США до Сирии. Впрочем, для организации очередного ”облома” армянской мечты о независимости Кремлю не требуется чрезмерно больших ресурсов,  Армения пока еще насквозь пронизана агентами прямого и косвенного российского влияния, и в этом смысле нынешняя попытка свержения режима является забегом не на длину дистанции, а на время. Серж Саргсян продолжает отказываться от российской ”помощи” – и это, возможно, лучшее, что он сделал в своей долгой политической карьере.

В краткосрочной перспективе успех армянской революции зависит в наибольшей степени от ослабления российского колониализма, как это было и в 1918-м, и в 1991-м годах. Нынешний год переполнен историческими параллелями – это и 100-летие Первой армянской республики, отмечаемое 28 мая, это и 2800-летие основания Еревана, празднуемое осенью. Но это и десятая годовщина трагического расстрела мирных демонстраций протеста в ночь на 1 марта 2008 года, с чего началось десятилетнее правление Сержа Саргсяна, названное ”армянской зимой”. Зима эта кончается именно в эти дни, сменяясь неопределенной, дождливой, тревожной, но все-таки ободряющей весной. При всей условности символов и дат, история нередко повторяется, особенно, если ее уроками пренебрегают. Армянский карнавал близится к катарсису. Каким он будет – вновь трагическим, или на этот раз все же просветленным? В нынешнем взаимосвязанном мире это, увы, зависит не только от армян.

Share.

About Author

Tigran Khzmalyan

Leave A Reply