ИМИТАЦИЯ В ПАНИКЕ

0

Дней десять назад в статье ”Горячее лето 2018 года” были предсказаны и проанализированы обстоятельства, ведущие к резкому обострению военно-политической ситуации в Армении. Рутинная цель ”доктрины Путина” – восстановление полного контроля Кремля над всем пост-советским пространством – в данном случае столь же рутинно достигается эскалацией карабахского конфликта, выросшего в последние годы из проблемы региональной в геополитическую, в силу увязки его с попытками Москвы влиять на существующие и проектируемые нефте- газопроводы и, соответственно, на ценообразование мировой энергетики. В пользу такого развития событий свидетельствовала резко возросшая накануне военная активность Азербайджана и начавшаяся параллельно с этим бурная поддержка конфронтации целым рядом одиозных российских деятелей, таких как Дугин, Шевченко, Леонтьев, несколько депутатов Госдумы и даже, косвенным образом, ее спикер Володин, возглавивший делегацию кремлевских ”ястребов” в Баку. Поводом для такого обострения стала намеченная на 11-12 июля поездка премьера Армении Пашиняна в Брюссель на встречу с руководством ЕС и НАТО. В Москве этот визит заранее назвали ”провокацией”, ”предательством” и открытым текстом науськивали Азербайджан на новую вооруженную авантюру в Карабахе. В свою очередь, фоном всего этого был чемпионат мира по футболу, к финалу которого, по сложившейся мрачной традиции последних российских войн, пессимисты ожидали очередного военного конфликта. Тем более, что главным политическим событием сезона обещала стать – и стала – финская встреча Путина с Трампом, в шуме и пыли которой далекие взрывы остались бы на время незамеченными и не услышанными. Надо сказать, что, наряду с Карабахом, наблюдатели указывали и другие точки возможных столкновений, в частности, Голаны. Что собственно и произошло, имея в виду нынешнюю эскалацию насилия в Газе.

Десять дней назад я рискнул предположить, что военная операция в Карабахе, назначенная, по всей видимости на 17 июля, тем не менее, будет в последний момент отменена или отложена в силу неожиданных форс-мажорных обстоятельств, сложившихся накануне в Азербайджане – энергетического коллапса 3-5 июля, обесточившего полстраны из-за жары и пожаров на ГЭС в Мингечауре, а также из-за масштабных антиправительственных волнений 3-10 июля в Гяндже. Понятно, что начинать уже ”раскрученное” госпропагандой наступление на Карабах в таких условиях Баку не решится. Таков был мой прогноз. К сожалению, сбылись худшие ожидания. К счастью – далеко не так и не там, как предполагалось.

Утром 17 июля в село Паник на северо-западе Армении с автоматными очередями  и взрывами шумовых гранат  ворвалась колонна военной техники. В армейских грузовиках находился взвод российских военнослужащих в полном вооружении, со 102-й базы МО РФ, расположенной в городе Гюмри, бывшем Ленинакане.

Место и время этого локального светопреставления, на мой взгляд, были выбраны не случайно. Ну, с днем 17 июля мы более-менее разобрались – это как раз срок предполагаемого, но сорванного жарой наступления в Карабахе. К тому же – это вторая годовщина вооруженного восстания и штурма полицейских казарм в Ереване, а также четвертая годовщина уничтожения Боинга МН-17 над Донбассом. Хотя вероятнее, что российские разработчики на сей раз не столько изощрялись в хронологическом символизме, а просто исполняли срочный приказ в компенсацию нереализованного плана для Карабаха. А вот с местом действия все еще интереснее. Понятно, что в самом Гюмри устраивать такой спектакль было рискованно – здесь никто не забыл кошмар января 2015 года, когда вышедший ночью в город с автоматом ефрейтор Пермяков зашел в первый попавший дом и перестрелял спящую семью из семи человек, включая двух младенцев, которых он заколол штыком, поскольку патроны кончились. Тогда обезумевший от горя и гнева город двинулся на штурм российской базы и лишь два батальона ОМОНа и массовые аресты остановили людей. Поэтому для ”маленькой победоносной спецоперации” требовалась иная дислокация. Однако, если те же ”эксперты” выбрали село Паник специально, по созвучию со словом ”паника”, то налицо лингвистическая недоработка. В армянском алфавите, неизменном с 404 года, первая буква в названии села читается как взрывная билабиальная, ближе к ”б” и посему само слово Паник, с ударением на последнем слоге, как всегда в армянском языке, не имеет отношения к древнегреческому богу Пану и производимому им эффекту. Но организаторы этой провокации, не знающие армянского, просчитались прежде всего в психологическом плане. Вместо планировавшейся паники и страха они вызвали совсем другие эмоции – ярость и сопротивление сельчан. Впервые в истории армяно-российских отношений произошло деселе невиданное: обозленные наглостью ”зеленых человечков”, жители голыми руками заблокировали колонну, заставили российских военных выйти из машин, приказали им вынуть магазины из автоматов и на сей раз просто чудом дело не дошло до разоружения солдат, захвата оружия и, возможно, заложников. Более того, сельский староста официально  и письменно потребовал у посла РФ в Армении возместить ущерб, нанесенный дорогам и посевам села российской тяжелой техникой. Паника и конфуз охватили теперь российских военных и штатских. Замкомандующим базы принес извинения и назвал случившееся ”недоразумением и халатностью”. Однако армянская сторона такого объяснения не приняла. Премьер Пашинян на пресс-конференции 20 июля счел этот инцидент ”провокацией против армяно-российских отношений и вызовом армянскому правительству”, поручив разобраться с юридической стороной произошедшего. На следующий день пресс-конференцию созвал уже комадующий 102-й базой МО РФ полковник Елканов, трижды заявивший, что ” в селе Паник ничего не произошло” и затем произнесший поразительную фразу: ”Стрельбы не было. Была имитация стрельбы”.

”Имитация”, пожалуй, ключевое слово в нынешних армяно-российских отношениях, в которых Москва имитирует ”стратегическое партнерство” с Ереваном, при этом до зубов вооружая Баку. Имитирует бурную миротворческую деятельность, при этом разжигая войну между Арменией и Азербайджаном для сохранения своего присутствия и влияния в регионе. Имитация в политике так же бесплодна, как в любви. Есть вещи, которых невозможно добиться ни деньгами, ни провокациями, ни угрозами. Например – любовь, доверие, дружба. Их можно имитировать, но недолго. Провокации и имитации имеют неприятное свойство разоблачаться и тогда уже дают обратный эффект.

Утром 22 июля министр обороны Армении Давид Тоноян заявил журналистам, что ”договор о пребывании 102-й российской военной базы в Гюмри написан не на каменных скрижалях и требует юридических изменений, что показали последние события в селе Паник”.

Это уже не имитация. Это начало долгого и мучительного, но неизбежного и необратимого процесса деколонизации и деоккупации Армении. Кремль хотел вызвать страх и панику, но получил гнев и сопротивление. Запомним этот день, 17 июля. Он то ли случайно, то ли нет, совпадает с одним примечательным событием, происшедшим в этих самых краях этак семь с половиной тысяч лет назад, судя по авторитетному источнику: ”И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских”. Библия, Книга Бытия, 8:4

 

Share.

About Author

Tigran Khzmalyan

Leave A Reply