“ЭТО НЕ БУНТ, ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО, ЭТО РЕВОЛЮЦИЯ…’’

0

29 июля стало поворотным днем в эпопее с захваченной повстанцами казармой полицейского полка в Ереване. На двенадцатый день противостояния представитель повстанцев Варужан Аветисян, полковник армянской армии в отставке, сделал важнейшее политическое заявление, назвав происходящее ‘’восстанием против российского колониализма и национально-освободительной борьбой армянского народа за государственную независимость’’. Таким образом, главное слово сказано. Отныне банальное противостояние с полицией и властями трансформируется в политическую борьбу с российским влиянием и присутствием в Армении. Впервые за 25 лет существования Третьей Армянской Республики началось открытое вооруженное сопротивление не только коррумпированной и ненавистной обществу местной власти, но и ее кремлевским хозяевам и покровителям.
Ровно год назад, в июле 2015 года центр Еревана был перекрыт митингами протеста против непосильного экономического гнета и запредельных цен на электричество и газ. Несведущим поясним, что все области энергетики в Армении уже десять лет как скуплены за бесценок или прихвачены “в компенсацию” за неведомые ‘’долги’’ государственными корпорациями России – РАО ЕЭС и Газпромом. Тогда усилиями внедренных агентов спецслужб удалось погасить бунт, сведя политический протест к банальному социальному недовольству под фальшивым лозунгом “Это не Майдан, а проспект Баграмян”. То было последним предупреждением системе, которая, естественно, не сделала никаких выводов, привычно уповая на грубую силу и фальсификации. Главным для ереванских плебеев у власти было отчитаться кремлевским хозяевам о “лояльности” армянского общества любому желанию Москвы.
Однако за прошедший год Армению потрясла апрельская четырехдневная война, которая унесла более сотни жизней армянских солдат и продемонстрировала убойную силу новейшего российского оружия, щедро поставляемого Азербайджану. Наряду с психологическим шоком от прошлогоднего убийства армянской семьи из семи человек, в том числе двух младенцев, русским солдатом с 102-й российской военной базы в Гюмри, а также в силу растущего обнищания, безработицы и эмиграции из страны, тотально контролируемой российскими спецслужбами и их экономическими филиалами, все это привело к резкой переоценке привычного мировосприятия в армянском обществе, традиционно благожелательно настроенного к России, как к альтернативе вековой турецкой угрозе. Политические, экономические, межнациональные вызовы, раздирающие Турцию в последние годы, заметно уменьшили фобии пожилых армян, а международное признание Геноцида ободрило даже пессимистов. К тому же новый геополитический роман Путина с Эрдоганом уничтожил последние аргументы апологетов российской ориентации в Армении.
Главной же причиной в этом длинном ряду оказалось широкое осознание обществом того, что нынешний политический, экономический и социальный кризис в Армении стал результатом беспрецедентного шантажа и давления Путина, вынудившего Сержа Саркисяна 3 сентября 2013 года внезапно отказаться от многолетнего процесса ассоциации Армении с Евросоюзом и примкнуть к химерическому ЕврАзЭс. Аналогичные действия Кремля в Украине привели к Евромайдану, революции и войне. Очевидно, именно угрозой войны и оккупации Путин тогда склонил к покорности официальный Ереван. Однако прошедшие три года показали полную несостоятельность тех аргументов – Армения “в награду” за свои фатальные уступки получила и войну, и нищету, и бесчестье, по старой формуле Черчилля. Добавим, что само существование неслыханной для Армении полувоенной-получекистской диктатуры осуществлялось все эти годы за счет полицейских репрессий, арестов десятков политзаключеных, полного контроля над телевидением и, главное – тотальных фальсификаций любых выборов.
Вот почему ночная атака группы из трех десятков ветеранов войны, студентов, художников, адвокатов и математиков на полицейскую казарму в Ереване была поначалу воспринята как жест отчаяния в доведенной до крайности стране. Тем более, что все первые дни два главных требования повстанцев казались не вполне убедительными и половинчатыми. Так, если освобождение политзаключенных является необходимым условием, оно, тем не менее, недостаточно для победы. То же самое можно сказать и о требовании отставки президента, так как в его отсутствие власть в государстве переходила бы к парламенту, наводненному ворами и убийцами. Очевидно, что лишь проведение свободных демократических выборов в стране могло бы явиться целью, ради которой стоило бы жертвовать здоровьем и жизнью. Более того, анализ ситуации показывал глубокий раскол в армянской структуре власти, которым следовало бы воспользоваться для успеха восстания. И, наконец, первые требования повстанцев никак не касались самой основы существующей системы – а именно путинской мафиозно-чекистской России, которая, начиная с террористического акта 27 октября 1999 года в парламенте Армении, открыто контролирует и колонизирует нашу страну.
Однако все именилось с исторического заявления Варужана Аветисяна, сделанного 29 июля по мобильному телефону, найденному в казарме, который власти не успели отключить за те несколько минут, в течении которых он сказал главное – Армения поднимается на вооруженную борьбу против российской колонизации, против путинского чекизма, против оккупации и тирании. Отныне Армения становится частью цивилизованного мира, борющегося с чекистской угрозой, более того – передовой частью, авангардом этой борьбы. Мы встаем плечом к плечу с Украиной, с Европой, со всеми, кто готов отдать жизнь за нашу и вашу свободу. Нам очень нужна сейчас поддержка и солидарность, понимание и помощь. Вместе мы победим.

В день взятия Бастилии последний из французских Людовиков увидел в окне восставший народ и брезгливо спросил придворных:”Это что, бунт?”
“Нет, Ваше Величество, это революция…” – ответили ему.

Share.

About Author

Tigran Khzmalyan

Leave A Reply