Юрий Христензен: Экспорт сепаратизма и “асимметричные ответы” КГБ

0

Экспорт сепаратизма – это одна из форм асимметричного ответа. Вместо того, чтобы вводить в непокорную страну полумиллионную армию, как это было в Чехословакии в 1968 году, на территории жертвы силами нескольких БТГ создается сепаратистский анклав, который отказывается покидать зону геополитических интересов Кремля. Не нужна масштабная боевая операция, не нужно поддерживать группу войск, нет опасности столкнуться с высокотехнологичными западными армиями. После Войны в Заливе это стало актуально.
Достаточно активных мероприятий спецслужб, поддержанных двумя министерствами лжи – пропагандистской машиной Кремля и МИД. Армия подключается на конечном этапе, обычно под видом миротворческой миссии. Для защиты анклава под контролем советников создаются местные вооруженные формирования. Это стандартная процедура, которая применялась во всех “послевоенных” войнах СССР.
В Кремле провели красную линию по границе бывшего СССР и расставили приоритеты по близости ментального, языкового и конфессионального пространства. Наверху этого списка оказались Беларусь и Украина. В конце 2013 года заместитель директора Российского института стратегических исследований Тамара Гузенкова на одной из экспертных встреч сделала следующее заявление: “Вы даже не представляете, на что мы можем пойти ради сохранения своих позиций на Украине”. Это не угроза и не преувеличение. Если для сохранения своего влияния Кремль решился на прямую военную агрессию в Грузии и не стесняется шантажировать НАТО в Прибалтике, сложно представить, на что там готовы пойти ради сохранения контроля над Беларусью и Украиной.
Дело не в базах НАТО у российских границ. В Кремле прекрасно понимают, что никто не будет воевать с ядерной державой, и используют это для шантажа. Дело в том, что экономически успешная Украина или Беларусь несут угрозу негласному общественному договору, заключенному между населением и властью РФ, – “Мы вам обеспечиваем рост благосостояния, а вы нам не будете мешать заниматься политикой”. Сейчас этот договор работает на контрасте с более бедными соседними государствами. Ликвидация контраста повлечет за собой нарушение первой части договора, что делает ненужным труд тех, кто работает над второй.

“Доктрина Лукьянова”. На территории бывших советских республик, которые пытались вырваться из СССР, создаются сепаратистские анклавы, контролируемые Кремлем. Эти анклавы внедряются в тело жертвы под видом “народных республик”, которые тяготеют к России. Они служат якорем на пути интеграции в другие геополитические союзы. Под предлогом защиты интересов анклава Кремль оказывает экономическое, политическое и военное давление на жертву.
На территории будущей “народной республики” включается военная пропаганда и населению объясняют, что на них вот-вот нападут “фашисты”, которые отберут у них родной язык, веру и Великую Победу. На помощь населения приходят многочисленные ветераны других войн, казаки и просто неравнодушные граждане, которых удалось завербовать военной пропаганде. Подключается “Военторг”, институт военных советников и начинается региональная война. На конечном этапе под видом “миротворцев” к военным действиям подключается регулярная армия РФ. Подробно этот алгоритм описан в докладе начальника ГОУ ГШ РФ Владимира Зарудницкого.
Прибалтийские государства были первыми странами на территории СССР, к которым была применена подобная стратегия. В своем интервью депутат группы “Союз” Верховного Совета СССР Виктор Алкснис подробно описывает тактику действий по экспорту сепаратизма на постсоветском пространстве. В другом интервью он же рассказывает о захвате Латвии во время августовского путча 1991 года. Поражение путчистов и давление Запада на высшее руководство СССР заставило отказаться от первоначальных планов и обеспечило независимость Эстонии, Латвии и Литвы. Впоследствии прибалтийские государства обезопасили себя от агрессии Кремля, став членами НАТО и ЕС. Молдове, Грузии, Армении, Азербайджану и Украине в этом смысле повезло гораздо меньше.
Поражение ГКЧП отложило, но не отменило планы Кремля в регионе. В случае ослабления США и Евросоюза на территории прибалтийских стран вполне могут появиться Нарвская, Кохтла-Ярвельская, Шальчининкайская, либо какие-нибудь другие “народные республики”. Тоже самое произойдет в Беларуси и Казахстане после ухода Лукашенко и Назарбаева. В Кремле не воюют в диктаторами, но тут же включают экспорт сепаратизма против демократических государств. Все страны на территории бывшего СССР, в которых происходила демократическая смена власти, на сегодня не имеют общепризнанных границ. Зато имеют зоны замороженных сепаратистских конфликтов с участием советских/российских войск, контролируемые Кремлем. При этом авторитарные режимы могут сколько угодно притеснять русский язык и преследовать русских. Единственное условие – не поворачиваться на Запад, в остальном, хоть вари на медленном огне.
На самом деле, это слегка доработанная практика, которая широко использовалась в войнах СССР. На территории будущей жертвы включалась военная пропаганда и появлялся “народный лидер”, который заявлял о притеснениях со стороны какой-нибудь “хунты”. Ему на помощь направляли “добровольцев” из зоны влияния Кремля. В Анголе это были кубинцы, в Ливане сирийцы, в Корее китайцы. В Украине воюют “добровольцы” из Приднестровья, Южной Осетии и Чечни. Граждане СССР и экс-СССР участвовали во всех войнах Кремля. Одновременно начинал работать “Военторг” и подключались советники, которые управляли уровнем эскалации и общим ходом конфликта. Советские советники и “Военторг” работали во всех создаваемых “народных республиках” и принимали участие практически во всех войнах второй половины ХХ века.
Стратегия асимметричного ответа
Можно вкладывать ресурсы для того, чтобы сделать зону своего влияния привлекательной для других государств. А можно сделать государства из своей зоны геополитических интересов непривлекательными для других зон влияния. Это то, что в начале 90-х в Москве назвали асимметричным ответом. Небольшая война, серия диверсий, создание террористической организации на территории жертвы и телевизор, чтобы все это красиво преподнести. Такая стратегия не требует особых ресурсов от Кремля, зато является чрезвычайно ресурсоемкой для геополитических союзов, которые пытаются взять под свой контроль государства из зоны геополитических интересов СССР. Заодно это служит назиданием для других стран, которые задумываются о смене вектора развития.
Кремль не мог поддерживать масштабное военное присутствие в странах-сателлитах. Не мог продолжать бесплатно раздавать кредиты. Кремль не мог себе позволить даже небольшое конвенциональное противостояние с Западом. Кремль занялся созданием зон управляемого хаоса для решения своих локальных задач. Если до 1991 года Москва инвестировала в свои колонии не то, что без прибыли, а даже без минимальной отдачи, после 1991 года Кремль не задумываясь наносил любой ущерб своим непокорным сателлитам, если это соответствовало его пониманию геополитических интересов. Впервые после 1945 года войны велись на территории СССР и впервые такое оружие как спецпропаганда масштабно использовалось против собственного населения. При этом, новая стратегия никому не приносила профицит. Просто потери одной из сторон оказывались меньше.
Экспорт сепаратизма является одной из форм управляемого хаоса. Единственное отличие ИГИЛ от ЛНР, ДНР, ПМР, НКР, РА и РЮО в том, что первое террористическое образование подается пропагандой как исчадие ада, а остальные как борцов за независимость. Но в Кремле и раньше подавали Исламский Джихад как террористическую организацию, а ФАТХ, ООП, ХАМАС и Хезболлу как борцов за независимость. Это ровным счетом ничего не меняет. Боевики всех этих организаций учились вместе в советских военных училищах. Все они финансируются, вооружаются и управляются из одного “Военторга”. Для них русский является вторым языком общения. Хезболла и ИГИЛ и сейчас вместе воюют в Сирии с противниками режима Асада. Только сотрудничества с Хезболлой в Кремле не стесняются, а от сотрудничества с ИГИЛ открещиваются и даже понарошку бомбят.
“Министр обороны”, “премьер-министр” и “министр МГБ” ДНР познакомились в окопах Приднестровья. Все трое приехали в Донецк из Москвы. Все трое имеют стандартную биографию сотрудников спецслужб. Военный совет и Совет разведки ИГИЛ составлены из бывших офицеров иракской армии и спецслужб, через одного выпускники профильных советских училищ. Лидер ФАТХ и ООП заканчивал аспирантуру в известной чекистской конторе Университете дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Другой лидер ФАТХ и ООП сотрудничал с КГБ как минимум с 1970 года. Хезболла воюет с Израилем советским оружием, включая ПТУРы, РСЗО и ПЗРК. Базы Хезболлы находятся в Иране, Сирии и, вы удивитесь, на Кубе. Связь у всего этого только одна – “Военторг”.
В 1990 году впервые сложилась ситуация, когда Кремль не смог защитить зону своих интересов. Война в Заливе показала разрыв в конвенциональных и ядерных возможностях СССР. Экономика и международный авторитет страны были подорваны войной в Афганистане. Это вызвало массовый выход стран-сателлитов из зоны влияния СССР. На многое попытки бегства был дан асимметричный ответ.
Ниже даты попытки выхода государств-жертв из под влияния Кремля.
Египет – 1973, Пакистан – 1975, Йемен – 1990, Афганистан, Ирак, Сирия, Ливия, Алжир, Украина, Молдова, Грузия, Армения, Азербайджан – 1991. Одиннадцать из пятнадцати государств-жертв пытались сбежать из зоны влияния СССР в один и тот же период. Из остальных четырех Пакистан является базой ИГИЛ для диверсий в Афганистане, а Египет для диверсий против Израиля. Оба государства входят в зону геополитических интересов Кремля. Ливан был и остается террористической базой Кремля в регионе. ИГИЛ может поучиться стратегии терроризма у ФАТХ, ООП, ХАМАС, Исламского Джихада и Хезболлы. Единственное государство, которое выбивается из общего списка, это Нигерия, в которой добывают нефть.
Элементарной человеческой логики достаточно, чтобы понять, откуда проистекают корни терроризма в бывшей зоне влияния СССР. Для того, чтобы остановить этот терроризм достаточно совсем немного. Распустить КГБ, ФСБ, ГШ, ГРУ, СВР, МИД, Институт стран СНГ, РИСИ, АВР, АСА, ВШ, КУОС, ВИИЯ и прочие профильные заведения. Когда некому будет готовить диверсантов, терроризм пойдет на спад. Оставить АП административные функции. Когда некому будет планировать диверсии, их количество уменьшится. Руководителей отдать под суд, исполнителей переучить на более мирные профессии. Между спецслужбами и принятием решений поставить избираемое политическое руководство. Ликвидировать спецпропаганду как класс. Киселева, Соловьева, Леонтьева, Мамонтова, Эрнста, Симонян (censored). Дугина, Проханова, Милонова, Федорова, Мизулину, Вассермана лечить. Жириновского в цирк. Главного собирателя земель сотоварищи в международный розыск. К тому времени в России вы их уже не найдете.
P.S. Члены Совбеза РФ образца 2014 года в общей сложности проработали в государственных структурах СССР 140 лет, из которых 82 года пришлось на работу в КГБ (официальный стаж, не включающий неофициальное сотрудничество и работу в ФСБ). Шестеро из тринадцати постоянных членов Совбеза РФ, включая Президента, были сотрудниками КГБ (по неподтвержденным данным семеро). Лидер государства начал свою политическую карьеру с должности президента. До этого у него было три профильных чекистских образования и ни дня работы на избираемой должности. В составе Совбеза, который принял решение о вторжении в Украину, не было ни одного военного. Только бывшие партработники, сотрудники МИД и чекисты. Они делают то, что умеют и как умеют. Никакого иного значимого опыта в их жизни не было.
(оригинал:https://mail.google.com/mail/u/0/#inbox/159993a4e3d62071)

Share.

About Author

Tigran Khzmalyan

Leave A Reply