КОГДА В КРЕМЛЕ – ЛУБЯНКА, В БЕЛОМ ДОМЕ – ПЕНТАГОН

0

Дональд Трамп продолжает изумлять мир. После шокирующей победы на выборах и провального начала своего президенства, он сумел в считанные дни добиться перелома не только в оценках собственной деятельности, но и в восприятии миром Америки – в старой и привычной роли главного международного жандарма. Во всяком случае, именно таков основной дискурс общественного мнения о феномене Трампа – от ведущих мировых изданий до социальных сетей и кухонных разговоров.

Действительно ли дело обстоит именно так и наглый манхеттенский брокер оказался более эффективным президентом, чем утонченный интеллектуал Обама? Я так не думаю и нынешний успех Трампа в ”ковбойском стиле” представляется мне инерцией той самой архаической модели мира, на которую 45-й президент США сделал весьма успешную предвыборную ставку, но которая очень быстро выдыхается и сходит на нет. Именно так произошло в США с рейтингом Трампа в первые же два месяца его президентства, то же самое произойдет и в мире с престижем США, если ничего не изменится в американской внешней политике. Впрочем, здесь есть одно существенное обстоятельство, которое и объясняет нынешнюю популярность Трампа в той самой ”архаичной среде”, на которую и рассчитана его политика – от американской глубинки до ”арабской улицы”, где, как это ни парадоксально, манера стрелять без предупреждения вызвала чуть ли не сентиментальную ностальгию по добрым старым временам, когда в мире все было просто и понятно.

”Особенности национальной охоты” для Трампа состоят в том, что он интуитивно и в полном согласии с политическим инстинктом самосохранения безошибочно выбирает для стрельбы те мишени, которые полностью соответствуют его картине мира и которые охотно ему в этом подыгрывают. В его любимой градации – bad guys, good guys, fantastic guys – первую нишу с готовностью заняли такие же диктаторы, каким бы он хотел быть сам, с такой же системой ценностей и приоритетов, с той же незамысловатой этикой и мифологией, рассчитанной на народные массы с широко закрытыми глазами. Парадокс заключается в том, что в этих рамках хамоватый Трамп действительно и очевидно эффективнее рефлексирующего интеллектуала Обамы или политкорректных европейцев. Реальное, а не моральное унижение Путина, как и уничтожение Асада или Ким Чен Ына – это грязная работа, которой чураются демократы, но которую охотно делают парни попроще. В свое время такой кинематографический образ потного ковбоя, лихо вяжущего веревками брыкающихся мустангов, с успехом культивировал другой президент-республиканец – Рейган, с которым Трамп не прочь бы сравниться, особенно в тени опасных связей Дональда с Москвой, которую его коллега Рональд в свое время укрощал гораздо эффектнее.

Однако это совсем другая история, а в нынешней хвост ”Путингейта” еще долго будет вилять собакой, да еще с непредсказуемыми последствиями. Главный же повод для своего высказывания я вижу в том, чтоб отвести от белокурого чела Трампа незаслуженные им лавровые венки. То, что на арабской улице или на российских кухнях принимают за свидетельство силы 45-го американского президента, на самом деле является доказательством его беспрецедентной слабости. Я по-прежнему считаю, что, в результате скандальных провалов трамповской администрации и его личных ошибок, в США на наших глазах произошла тихая административная реформа и исполнительная власть из Белого Дома незаметно для непосвященных перешла совершенно в другие кабинеты и коридоры.  Элита Республиканской партии США, всерьез обеспокоенная перспективой скандальных разоблачений и разбирательств в Конгрессе, грозящих если не импичментом Трампа, то катастрофическим ослаблением позиций и престижа республиканцев, предприняла энергичные превентивные меры. Именно этим, на мой взгляд, объясняется молниеносное смещение скомпроментированного Майкла Флинна и отстранение одиозного Стива Беннена. Им на смену в качестве главных советников, а на деле – надзирателей и исполнителей – были поставлены боевые генералы МакМастер и Меттиз. Обратим внимание на то, что и другие кандидаты, по разным причинам отклонившие предложения республиканцев, все были сплошь также генералы и адмиралы. Таким образом, на смену традиционному политическому доминированию администрации президента, в Белом Доме в последние недели, фактически, к власти пришел Пентагон. Не потому ли заметно поубавил воинственность своей антитрамповской риторики его главный критик-республиканец – сенатор Маккейн, глава всемогущего Комитета по вооруженным силам Конгресса США? Если я не ошибаюсь и реальная исполнительная власть в Вашингтоне, округ Колумбия, действительно перешла от Трампа, Беннена и Флинна в руки республиканского большинства в Конгрессе, то и заслуги в усмирении Асада, Кима и присущего им вездесущего Путина также принадлежат вовсе не ослабшему и стреноженному Трампу,  а ”шотландской тройке” из трех ”М”: МакМастеру, Меттизу и Маккейну. И в этом есть глубокая закономерность и справедливость. Ведь и в стане главного противника, в Кремле, власть давно уже эвакуирована в места не столь от него отдаленные – на Лубянку, где еще 20 декабря 1999 года председатель правительства России Владимир Путин на торжественном заседании, посвященном Дню работников органов безопасности, с очень небольшой долей шутки отрапортовал: «Группа сотрудников ФСБ, направленная вами в командировку для работы под прикрытием в правительстве, на первом этапе со своими задачами справляется». До его президентства в тот момент оставалось лишь десять дней, но история России на два десятилетия вперед была уже предрешена самими чекистами…

Таким образом,  ключ к ”великой русской загадке”, которую в глазах Путина безуспешно пытались разгадать и Буш-младший, и Обама, нашелся при правлении Трампа. Ключ этот оказался разводным и весьма увесистым, и если авторские права на него история припишет именно Трампу – что ж, так тому и быть, и в этом тоже проявится высшая справедливость, неизбежно сопряженная с божественной иронией. Ларчик открывается просто – на каждую хитрую резьбу находится если не ключ, так просто лом, а на всякий КГБ, пришедший к власти, находится гораздо более могущественный Пентагон.

Share.

About Author

Tigran Khzmalyan

Leave A Reply