СТО ЛЕТ И ОДИН МЕСЯЦ

0

Прошел медовый месяц после армянской ”бархатной революции”. Строго говоря, календарный месяц пока даже не закончился, ведь только 8 мая парламент Армении утвердил Никола Пашиняна премьером страны. Но революция началась раньше и отнюдь не закончилась этим назначением. В стране пока сохраняется двоевластие – прежний режим все еще контролирует парламент и суды, некоторую часть СМИ, к тому же до сих пор не назначена дата новых выборов – и все-таки в Армении произошла и продолжается народная революция. А 28 мая – столетний юбилей провозглашения Первой Армянской республики и подходящий повод поговорить о республике нынешней.

Что же изменилось здесь за этот неполный месяц? Сформировано новое правительство, средний возраст которого около 33 лет. Есть министры, которым 28, 29, самому Пашиняну 42. Пропагандисты прежнего режима немедлено обозвали их ”бандой малолеток”, впрочем, свобода слова теперь не наказуема. Молодые министры дружно отказываются от положенных привилегий, от служебных лимузинов, приезжают на работу кто на метро, кто на велосипеде. Что более важно – они в первые же дни сообщили о ”скрытых фондах” и косвенных поборах в своих ведомствах, которые достигали миллионов долларов и теперь возвращаются в бюджет. В Армении падают цифры просмотров бессмысленных и беспощадных телесериалов – вместо этого все смотрят регулярные видеообращения нового премьера с отчетом о сделанном за день и сухие сводки правоохранителей о задержаниях очередного коррупционера из ”бывших”  с кадрами об изъятии награбленного в офисе или гараже. Статистика рапортует о резком падении эмиграции из страны и подъеме цен на недвижимость. Есть основания полагать, что к осени будет отмечен рост репатриации, особенно из России, куда за последнюю четверть века выехало около миллиона армян. Еще одним обнадеживающим фактором следует признать начавшийся процесс освобождения из тюрем заключенных, в первую очередь, политических. Это один из самых острых вопросов для армянского общества и новой власти, провозгласившей верховенство закона.  Приходится преодолевать глухое сопротивление и открытый саботаж старой судебной системы, которая опасается громких разоблачений и отставок в ходе неизбежных пересмотров многих уголовных дел. Тем временем, объявлено о начале трех-четырех сотен новых расследований о коррупции, уклонении от налогов, преступных схемах, касающихся высших чиновников и известных олигархов. В борьбе с прежними порядками Пашинян пока отказывается от громких эффектов, свойственных революции Саакашвили, однако действует  не менее целеустремленно, хотя и медленнее.

Главные изменения не всегда очевидны, но к ним я  бы отнес резко возросший в Армении статус личности, отдельного гражданина, укрепление взаимного уважения и солидарности в обществе. Даже на улицах это проявляется в подчеркнутой уступчивости водителей к пешеходам и друг к другу, в демонстративной вежливости полиции, в обязательном соблюдении правил движения машинами самых высокопоставленных чиновников  – пример подает сам премьер Пашинян, останавливающийся на красный сигнал светофора. Конечно, это мелочи, хотя именно из таких мелочей соткана общественная жизнь. Другим примером стало всеобщее требование граждан выдавать кассовые чеки – от супермаркетов до бензоколонок – это ответ на призыв нового правительства вернуть все сферы торговли в  налоговое поле. Неожиданным бонусом этого шага стало удешевление целого ряда продуктов на 10-20 % – следствие прекращения монополий нескольких олигархов на их импорт. Армяне с юмором отеслись к резкому снижению цен на бананы, но существеннее, что немного дешевле стали сахар, масло, мука. Впрочем, незыблемы пока цены российских государственных монополий – это в первую очередь нефть и газ. Не снижается цена на бензин, на электричество, тарифы на мобильную связь, авиабилеты  – и это важный показатель реального положения дел. Здесь кончается экономика и начинается большая политика, в которой к правительству Пашиняна пока больше вопросов, чем ответов. Вопросы новым правителям принято задавать спустя сто дней после их прихода к власти – прошло же пока втрое меньше времени, поэтому подождем еще.

Главным пунктом внутриполитической повестки остаются новые выборы в парламент. Первые ожидания немедленного их объявления и проведения поостыли и теперь реальным сроком считают предстоящую осень. Нетрудно предположить коренные изменения партийных раскладов в Армении. Четверть века все правители страны последовательно и неуклонно уничтожали гражданское общество, подкупали и компроментировали партии, так что небольшим преувеличением будет утверждение об отсутствии в Армении реальных и самостоятельных политических сил. Примером может служить 128-летняя партия дашнаков, наследница российских социал-демократов 19 века, столь долго лавировавшая и подстраивавшаяся к сменявшимся властям, что ныне находится в глубоком экзистенциальном кризисе. Другие же партии – от свергнутых ”республиканцев” до маргинальных коммунистов, в большинстве своем были клиентами российских спецслужб и вряд ли сохранятся в нынешнем виде. Следует ожидать инерционного успеха партии Пашиняна ”Елг” (”Выход”), однако идеологического наполнения партия победителей еще не имеет и пока декларирует политический прагматизм, достаточный для краткосрочной повестки, но не для доминирования на политическом поле страны, которое придется создавать практически заново. Возьмусь предсказать, что вслед за ледоколом Никола Пашиняна в расчищенный от льдов ”армянской зимы”  фарватер войдут две основные группы общественных сил и интересов – срочно реорганизующаяся пророссийская партия и переформатированная проевропейская партия. За первой – отступившие, но не сдавшиеся олигархи с щедрой и агрессивной поддержкой армяно-российского капитала и путинских спецслужб, с военной базой в Гюмри, с российскими монополиями, банками и рудниками по всей Армении, с вековым геополитическим  раскладом российско-турецкого договора, расчленившего Армению в 1921 году.

За второй – интеллектуальная элита страны,  считающая Армению неотъемлемой частью Европы; внешние и ”внутренние” эмигранты, либералы и демократы, которых нигде и никогда не было и не будет слишком много.  Но это еще и свободолюбивая студенческая молодежь, глобальная армянская буржуазия и, главное, тот самый Zeitgeist – дух времени, ветер перемен, совершивший долгожданную и все-таки неожиданную армянскую революцию.

Ныняшняя позиция Пашиняна, занявшего место ”над схваткой”, политически грамотна и выгодна. Он, подобно многим в сегодняшнем мире, повторяет мантру ”Прежде всего Армения” (Америка, Россия, Польша, Венгрия, Турция, Германия?) Но каждый антикоррупционный процесс, каждое кадровое назначение из ”новой волны”, каждые следующие свободные выборы ослабляют путы вековой неволи и приближают Армению к Европе. Во-всяком случае, первые недели новой власти свидетельствуют об этом.

Share.

About Author

Tigran Khzmalyan

Leave A Reply